Китай жесток с мусульманами

Китай жесток с мусульманами

Пожар, повлекший человеческие жертвы, продемонстрировал жестокое обращение Китая с мусульманами в Синцзяне

Многие утверждают, что жертв не спасли вовремя, потому что они были мусульманами и жили в населенном преимущественно уйгурами районе Синьцзяна.

Протест в память о жертвах пожара, а также против жестких ограничений, связанных с распостранением COVID-19. Пожар в столице Синцзяна Урумчи 24 ноября стал катализатором общественного гнева, когда многие посчитали, что спасательные работы осложнялись карантинными мерами из-за коронавирусной инфекции. Пекин, 28 ноября.

Когда в Синцзяне на северо-западе Китая начался пожар, который спровоцировал волну общественного негодования из-за политики нулевой терпимости к коронавирусной инфекции, Абдулхафиз Маймайтимин не мог поверить, что в пламене погибли пятеро его родственников.

Всего жертвами пожара стали десять человек и девять получили ожоги и ранения. Пламя охватило жилой дом в столице региона Урумчи в четверг (24 ноября). Многие утверждали, что спасательные работы серьезно осложнялись продолжительными карантинными ограничениями.

Трагедия вызвала всплеск возмущения в Урумчи. С тех пор оно вылилось в целую волну масштабных протестов и поминальных церемоний в нескольких крупных китайских городах.

Значительная часть Синцзяна уже три месяца скована карантинными ограничениями. В этом отдаленном регионе страны идет борьба со вспышкой ковида, который сейчас бушует и по всей стране.

27-летний Маймайтимин, живущий теперь в изгнании в Швейцарии, был в шоке, когда услышал от друга о гибели своей 48-летней тетки Хаернишахан Абдурехман и четверых ее детей в возрасте от 3 до 13 лет.

«У меня руки и ноги тряслись, голова кружилась, я думал, что меня вырвет. Я просто не мог это понять», — рассказал AFP Маймайтимин, представитель мусульманского уйгурского меньшинства, находясь у себя дома в Цюрихе.

Он потерял контакт с тетей в мае 2017 года, когда Синцзян был в тисках широкомасштабного наступления на права уйгуров под предлогом обеспечения безопасности. Тогда около миллиона уйгуров произвольно задержали и отправили в колонии и лагеря. Некоторые попали туда просто за то, что общались с родственниками за рубежом.

«Она была домохозяйкой. Всю свою жизнь посвятила заботам и хорошему образованию своих детей», — сказал он и расплакался. «Спустя пять лет я никак не мог представить, что узнаю о своих родственниках такое».

На фото тети, узнанном Маймайтином, она сидит вместе со своими четырьмя детьми на диване в красиво обставленной гостиной. «Мне до сих пор очень плохо. Я не могу смириться с этим», — признается он.

Трехчасовой пожар

В публикациях на китайских и зарубежных платформах авторы с пятницы рассказывают о том, что спасение людей в Урумчи затруднялось продолжительными и жесткими карантинными мерами из-за ковида.

В социальных сетях появилось видео тушения пожара. На кадрах видно, что вода из подъехавшей к дому пожарной машины едва достает до окон горевшей квартиры. На другом видео слышны затихающие крики жильцов, оказавшихся в огненной ловушке. На тушение пожара ушло три часа, сообщили государственные СМИ.

Городские власти позже отчитались, что дом находился в зоне небольшого риска, поэтому жильцы могли свободно покидать квартиры. Власти, однако, признали, что проезд пожарных машин загораживали автомобили и ограничивающие движение столбы.

«У некоторых жильцов были незначительные возможности спастись, ... они не вели эффективную борьбу с пожаром и не эвакуировали вовремя, чтобы спасти свою жизнь», — заявил в пятницу глава городской спасательной службы Ли Веньшень.

Однако некоторые очевидцы и пользователи социальных сетей утверждали потом, что двери дома были заперты.

На одном ставшем висрусном снимке переписки в группе жильцов дома, Маймайтимин увидел, что другой его взрослый двоюродный брат умолял соседей спасти мать и младших детей.

«Я не могу связаться с жильцами в (квартире) 1901 и не знаю, что у них происходит; они не могут открыть дверь. Можете выломать дверь к ним? Там дети», — написал выживший брат, который в момент пожара не был в Урумчи.

Маймайтин говорит, что его семью не спасли вовремя, потому что она была уйгурской и жила в Тяньшаньском районе города, населенном преимущественно уйгурами.

Китайские власти до сих пор не назвали имена погибших. При этом в сети широко разошлись предположения о том, что жертв, на самом деле, было больше.

В социальных сетях распространяются фото горевшего дома. На них видны почерневшие, разбитые окна на шести этажах здания.

«Никогда не поверю китайскому правительству. Если бы уйгуры протестовали, их бы передушили», — сказал он. «Думаю, протестующих поймают, а (уйгуров) поместят под еще более строгий контроль».

Распространенные издевательства

В августе вышел в свет долгожданный отчет ООН, в котором рассказывалось о череде нарушений прав уйгуров и других мусульманских меньшинств в регионе на самом западе страны. Таким образом, ООН своим именем подтвердила обвинения, уже давно звучавшие со стороны правозащитников, западных стран и уйгурской общины в изгнании.

«Размах произвольных и дискриминационных задержаний членов уйгурской и других преимущественно мусульманских общин, может свидетельствовать о международных преступлениях, в особенности преступлениях против человечности», — отмечено в докладе.

Китайские власти обвиняются в массовых арестах, принуждении к труду и стерилизации, систематических изнасилованиях, а также в уничтожении культурного наследия и исламских святынь уйгуров.

«В СУАР допущены серьезные нарушения прав человека в контексте применения властями стратегий борьбы с терроризмом и экстремизмом», — написано в докладе ООН.

В документе высказана обеспокоенность тем, как обращаются с людьми в так называемых Центрах профессионального образования и подготовки (ЦПОП) Китая.

«Обвинения в систематических пытках и жестоком обращении, в том числе принудительных медицинских манипуляциях и тяжелых условиях содержания заслуживают доверия, как и обвинения в индивидуальных случаях сексуального и гендерного насилия», — подчеркивают авторы доклада.

Ранее в ноябре специалисты в сфере кибербезопасности рассказали, что обнаружили свидетельства использования шпионского программного обеспечения в мобильных приложениях на уйгурском языке. Оно позволяет собирать информацию об уйгурах, живущих в Китае и за его пределами.

С помощью шпионских программ хакеры получали доступ к таким конфиденциальным сведениям, как местонахождение пользователя, его контактам, списку звонков, текстовым сообщениям и файлам. Кроме того, в сообщении экспертов отмечалось, что приложения могли делать фото и записывать звонки.

central.asia-news